Пресс-центр

«После пандемии всем потребуется психологическая реабилитация»

«Психологическая газета» побеседовала с главным внештатным специалистом по медицинской психологии Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, доктором психологических наук Еленой Рудольфовной Исаевой. Елена Рудольфовна пообещала  дополнительно на страницах газеты отвечать на вопросы коллег о том, как оказывать психологическую помощь во время эпидемии. Публикация будет в ближайшее время, следите  за обновлениями и присылайте вопросы по адресу editor@psy.su

- Елена Рудольфовна, во время пандемии коронавируса (Covid-19) россияне находятся в длительной стрессовой ситуации. Самоизоляция продолжалась достаточно долго, сейчас какие-то города России выходят из самоизоляции, в каких-то ограничения сохраняются. Как можно оценить уровень стресса людей?

- Эту ситуацию можно отнести не только к стрессовой, но и к кризисной - она совершенно новая, с точки зрения имеющегося жизненного опыта, и предъявляет к людям совершенно непривычные, жесткие требования. Поэтому самые разные эмоциональные реакции тревоги, паники, раздражения, истерические реакции в данной ситуации совершенно нормальны. Но любой кризис несет в себе не только слом устоев и привычного существования, но и возможности для развития, пересмотра прежнего стиля жизни, возможность создать новые способы справляться с трудностями. Любая кризисная ситуация - это вызов нашим ресурсам. Естественно, что сейчас от вынужденной самоизоляции и карантина многие люди страдают, испытывают и физические, и психологические, и финансовые проблемы. Кто-то постоянно тревожится из-за обилия самой разной информации, поскольку информации в СМИ очень много. Тревожные люди все время ее ищут, происходит, так сказать, «интоксикация информацией», и тревога усиливается вплоть до появления непреодолимых страхов. Кто-то, наоборот, бравирует и недооценивает угрозу, считая, что все это выдумки, можно гулять и развлекаться. Все это вполне нормальные реакции на необычные обстоятельства, характерные для большинства обычных, нормальных людей.

Тревожным людям я обычно говорю, что нужно следить только за официальными источниками информации по коронавирусу, и то всего один-два раза в день (утром и вечером), а не все время напряженно бороздить просторы Интернета. Нужно всего лишь выполнять рекомендации, которые дает Министерство здравоохранения. И если ты сидишь дома, а выходя на улицу, надеваешь маску, перчатки и стараешься соблюдать дистанцию, по возвращению домой моешь руки с мылом, то, в принципе, этого достаточно, чтобы чувствовать себя спокойно, больше ничего не нужно! Но, к сожалению, не все это выполняют. Основное пожелание: давайте друг друга беречь, если ты себя не бережешь, хотя бы побереги другого. Сейчас самое главное - немного потерпеть. Обычно психологи рекомендуют страдания из-за самоизоляции переводить в позитивное русло. Действительно, у тебя появились новые возможности - то, чего ты раньше не видел, не успевал, не замечал. И сейчас появилось время подумать, что-то сделать для себя, выработать новые навыки, найти новые грани своих интересов. Представим себе, что с понедельника все должны уже выйти на работу и у нас всех начнется тот же график как раньше, когда мы будем возвращаться домой только поздно вечером, чтобы переночевать, а утром снова на работу. Все! Скоро это случится с нами и очень надолго. Оглянувшись на период вынужденного затишья, задайте себе вопрос о том, что вы еще не успели сделать. Спросите себя об этом, и сразу все встанет на свои места. Эта ситуация уникальна, ни у кого такого опыта еще не было. Я считаю, что каждый человек должен искать, придумывать, вырабатывать новые стратегии приспособления, поскольку только гибкий человек с разнообразными вариантами стратегий преодоления трудностей выживает и адаптируется к новым условиям быстро меняющейся среды. Наша задача - наблюдать за происходящими изменениями и искать новые способы адаптации к миру. Ведь это наш ресурс, это шанс что-то поменять в жизни. Только так мы сможем двигаться дальше.

- Сегодня есть несколько категорий людей: те, кто соблюдает самоизоляцию, те, кто заболел и находится в больницах, и медики, которые оказывают помощь. Недавно глава Федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова заявила, что около 40% медработников, которые лечат больных коронавирусом, имеют психологические проблемы из-за стресса. Как медицинский психолог, что Вы можете сказать о состоянии медицинских работников? Что сейчас с ними происходит и как им можно помочь?

- Медики уже с середины марта находятся на переднем крае борьбы с коронавирусной инфекцией, можно сказать, «на войне». Они уже давно сражаются за жизнь каждого пациента. Действительно, это огромный стресс, начиная с организационных вопросов: например, в начале пандемии была острая нехватка информации о заболевании и протоколов ведения (лечения) коронавирусных больных, недостаточное количество лабораторий, делающих тесты, СИЗов, отсутствие алгоритмов межведомственного взаимодействия и так жалее. В том числе, это испытание физической выносливости врачей. Представьте, например, сколько времени занимает у медперсонала облачение в защитную одежду. А потом необходимо работать в душных масках, очках и халатах по 12 часов подряд в реанимациях, с тяжелейшими больными, без выхода на обед или в туалет, так как для этого нужно будет опять снимать СИЗ, а потом опять их одевать 2 часа. Когда каждая секунда дорога, сделать это становится невозможно.

Кроме того, медики оказались в совершенно новой ситуации, к которой никто из врачей, кроме инфекционистов и реаниматологов, не был готов. Врачи самых разных специальностей «перепрофилировались» именно под работу в «ковид»-отделениях. Для кого-то из врачей это совершенно непрофильная работа: они прошли обучение, получили сертификат и сейчас работают «в поле» - с учебы сразу в бой. Новая профессиональная деятельность, где цена ошибки очень высока, тяжелейшие условия работы, смерти пациентов, угроза для собственной жизни...  Это огромный стресс! Ни для кого не секрет, что врачи сами находятся под угрозой - они в первой группе риска заражения коронавирусом, поскольку постоянно контактируют с больными. И в обычных поликлиниках участковые врачи тоже в группе риска, потому что каждый пациент, обращающийся за помощью в поликлинику, потенциально может являться носителем этой инфекции. Чем с большим количеством людей мы контактируем, тем больше риск заразиться. Далеко не каждый врач был готов к этому.

Еще один стрессовый фактор - время. Врачи уже два месяца борются с коронавирусом, выдерживая колоссальные психические и физические нагрузки. При этом пациенты поступают не самые спокойные и мирные. Как вы знаете, только когда заболеет человек, он начинает остро испытывать страх за свою жизнь: пациенты поступают в стационар в панике, напряжении, раздражении, тревоге. Я слышу от врачей, что пациенты ведут себя не всегда корректно при госпитализации: требуют обследовать вне очереди, кричат, плачут, ругаются,  и все от того, что им страшно за свою жизнь. С негативными эмоциями своих пациентов постоянно сталкиваются многие врачи. Есть пациенты, которые все время чего-то требуют, есть пациенты, которые боятся остаться одни и постоянно хотят внимания. В состоянии болезни человек становится эгоцентричен, и врачу приходится не только принимать оперативные решения по оценке состояния, лечению и уходу, но и успокаивать больного.

Это крайне тяжело в сложившейся ситуации пандемии. С одной стороны, заразившихся коронавирусом пациентов поступает одновременно слишком много, чтобы врачу успеть уделить каждому душевное внимание. С другой стороны, современный врач, к сожалению, слабо знает или вообще не обучен психологическим приемам поддержки пациента. Да и некогда ему заниматься психологическими проблемами болеющего человека: врач должен, прежде всего, быстро провести диагностику и начать лечение, чтобы спасти жизнь, а не успокаивать. В психологических аспектах работы с пациентами на помощь врачу всегда приходят медицинские психологи - специалисты в области эмоциональных реакций, знающие о личностных проявлениях в ситуации болезни, владеющие навыками психологической коррекции эмоциональных состояний, отношения к здоровью и лечению заболевших людей. 

Итак, большинство врачей не были подготовлены к работе в ситуациях, угрожающих жизни. Чем в этом плане может помочь медицинский психолог? Обучать психологическим приемам по сохранению самообладания. Например, у нас в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. академика И.П. Павлова недавно открылись COVID-отделения, где лечат больных коронавирусом. И сразу пригласили медицинских психологов работать в команду с медиками.  Прежде, чем начался прием пациентов в отделение, медицинские психологи провели психологическую подготовку и обучение врачей методам психической саморегуляции и повышения стрессоустойчивости. Обязательно нужно заниматься психологической подготовкой врачей, чтобы они были психологически готовы к работе с тяжелыми пациентами, готовы к психическим реакциям пациентов, к тому, что их самих будет накрывать волна раздражения, усталости, страха, и они знали, что с этим делать.

Более того, когда рядом есть психологи  в больницах, когда они разговаривают с больными, дают им эмоциональную поддержку, то и  врачам становится легче работать, им уже не нужно успокаивать пациентов. Но в большинстве стационаров, перепрофилированных под COVID, психологов нет, поэтому на врачей ложится двойная, а то и тройная нагрузка: врач должен не только решать жизненно важные задачи по лечению больного, но быть ему еще и психологом, и психотерапевтом.

- Нужна ли психологическая помощь медикам?

- Разумеется. Она обязательно потребуется, но чуть позже. Сейчас оказывать помощь врачам трудно, поскольку все они сейчас находятся, так сказать, в «горячих точках», на передней линии фронта; им некогда говорить о своих проблемах, им сейчас даже некогда поесть, выспаться. А вот чуть позже, когда пик эпидемии спадет, мы столкнемся с последствиями выраженного эмоционального стресса и симптомами профессионального выгорания у большинства врачей.

Быстрое выгорание и развитие постстрессовых расстройств среди врачей связано с тем, что они испытывают уже достаточно продолжительное время чрезмерный уровень нервно-психического напряжения, с максимальным расходованием своих физических и психических ресурсов, да еще в условиях непосредственной угрозы для жизни. Опыт работы военнослужащих и спасателей в чрезвычайных ситуациях показал, что длительное пребывание в чрезвычайной ситуации (более двух недель) чревато риском развития острого стрессового расстройства. А когда специалист находится в чрезвычайной ситуации более 45 суток, он не только эмоционально, но и профессионально деформируется. К сожалению, мы с этим столкнемся где-то в июне-июле: многим врачам потребуется интенсивная психологическая помощь и психологическая реабилитация.

И здесь я вижу два направления работы: первое - медикам необходимо будет работать с психологами для эмоциональной перезагрузки и восстановления своих психологических ресурсов, второе — любые варианты санаторно-курортного лечения  с использованием физиотерапевтических методов им будут очень полезны, необходимы. Нужно, чтобы хотя бы на 7-10 дней врачи отправились в санатории. Даже этого минимума хватит, чтобы восстановиться после пережитых стрессовых и чрезвычайных событий и избежать развития ОСР и ПТСР. 

В Санкт-Петербурге при Комитете по здравоохранению в феврале 2020 был создан Совет по медицинской психологии. И недавно, в свете развивающихся событий и эпидемиологической обстановки в городе, мы с коллегами как раз обсуждали необходимость организации централизованной психологической помощи медикам, которые будут возвращаться с «фронта».

- Получается, что сейчас психологи могут быть более полезны пациентам, чем врачам, поскольку пациенты лучше идут на контакт. Заболевшие напуганы, благодаря информации в СМИ люди очень остро воспринимают диагноз COVID-19 и, возможно, начинают даже думать о смерти. Есть ли стандартизированный подход сейчас у медицинских психологов, которые работают с пациентами, какие задачи они решают?

- Городской штаб по борьбе с коронавирусом  при Губернаторе Санкт-Петербурга создал экспертную группу по оказанию социальной и психологической помощи людям в условиях пандемии, в которую вхожу и я.  Под эгидой Городского штаба и Городского центра медицинской профилактики в качестве «экспериментальной модели» апробируется модель межведомственного взаимодействия по оказанию комплексной медико-социально-психологической поддержки людям старше 65 лет, которые сейчас не выходят из дома. У одиноких пожилых людей не только снижены адаптационные ресурсы, но и ограничены контакты с миром. Была создана единая служба информационной поддержки (Подробная информация об Единой службе поддержки лиц из группы риска по COVID-19, находящихся на домашней самоизоляции здесь: https://medsafe.ru/#/stop-covid).

Как это работает: представители страховых медицинских компаний (ОМС) обзванивают одиноких пенсионеров, находящихся на самоизоляции, и опрашивают их о том, в какой помощи они нуждаются. По заявкам, поступающим от пенсионеров, социальные участковые и волонтеры проекта #МыВместе приносят лекарства и продукты, при необходимости к ним приходят участковые врачи, а если пожилой человек запрашивает психологическую помощь, психологи оказывают ее по телефону. Цель этой работы - обеспечение ухода и поддержание нормальной жизнедеятельности пожилых людей в самоизоляции, а также снижение психологического напряжения одиноких людей, профилактика у них различных психических и психосоматических расстройств. 

Я считаю, что такой формат психологической помощи нужен не только людям 65+, но и всем остальным жителям города в условиях пандемии.  Иногда в ситуации повсеместной угрозы заражения коронавирусом обостряются тревожные расстройства, а в ситуации длительного пребвыания дома усиливаются семейные проблемы. Психологическая помощь и поддержка сейчас очень востребованы.

Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга недавно организовал обучение всех медицинских психологов города основам телефонного консультирования и оказанию экстренной психологической помощи. Лекции читают лучшие специалисты города, преподаватели СПбГУ, ЦЭПП МЧС, НМИЦ онкологии им. Петрова и Первого медицинского университета им. И.П. Павлова. Мы также благодарны за сотрудничество Институту психологического консультирования «Гармония», который на волонтерской основе осуществляет  супервизию городских психологов - разбор конкретных случаев и обмен опытом со специалистами.  Сейчас разрабатываются механизмы обращения за психологической помощью и распределения заявок дежурным психологам по городу.

- Какое психологическое состояние у самих медицинских психологов?  В чем они сейчас нуждаются, чтобы хорошо выполнять свою работу?

- Медицинские психологи тоже люди, и они также испытывают тревогу и страх за себя и своих близких. Они испытывают большую эмоциональную нагрузку, оказывая психологическую помощь заразившимся коронавирусом пациентам и врачам. Надо сказать, что те медицинские психологи, кто согласился работать в «ковидных» стационарах, знают, на что идут, стараются не «катастрофизировать» угрозу, они психологически подготовлены к этому, и их основная задача - работать со своим самообладанием, не терять спокойствия и эмоциональной стабильности, чтобы поддерживать других. По возвращению домой, как в любых чрезвычайных ситуациях, нужно уметь отдыхать, восстанавливать свои физические и психические ресурсы. Методики восстановления известны и доступны всем, и психологи их знают.  Как я уже говорила, многие медицинские психологи сейчас работают дистанционно. Однако есть другие медицинские психологи, которые продолжают работать в своих, обычных больницах, которые никто не закрывал на время эпидемии: в инсультных отделениях, онкологических, психиатрических и других стационарах. Риск для них заключается в том, что каждый новый пациент может быть носителем коронавируса, не зная об этом. Психолог обязан с ним работать, проводить психодиагностику или консультирование, поэтому риск заразиться на работе всегда присутствует.  Понятно, что в таких условиях маски, перчатки, дистанция, проветривание и дезинфекция обязательны.

Конечно, из-за этого психолог находится в большом напряжении. Что тут можно посоветовать? Ему нужно обязательно работать с собственной тревогой, сохранять самообладание и понимать, что мы сейчас живём в условиях, когда враг невидим. Нужно быть готовым ко всему. Сейчас каждый выход на работу - это героический подвиг, и ты настоящий герой. Обязательны все меры предосторожности, соблюдаем четко, как на фронте, по алгоритму. А если заболеем, значит будем лечиться, придется переболеть и находиться под наблюдением некоторое время, а потом все постепенно наладится; а если не заболеем, значит повезло. Такая вот логика жизни сейчас... У нас, к сожалению, нет других вариантов. Мы, медицинские психологи, поддерживая и врачей, и пациентов, должны быть рядом с теми, кто страдает и нуждается в помощи.

- Как Вы прогнозируете: после того, как эпидемия пойдет на спад, медицинским психологам также потребуется реабилитация?

- Многим потребуется, особенно тем, кто работал в COVID-отделениях; дистанционным - в меньшей степени. Но, в принципе, я думаю, что всем людям после пандемии нужна будет какая-то психологическая реабилитация, как после войны. Нужно будет осознать, что все закончилось, радуемся и ищем способы для восстановления ресурсов. Встречаемся с друзьями, идем в спортзалы, гуляем в парках, едем на природу - нужны любые позитивные события, которые помогают восстановиться. Сейчас мы все вынуждены терпеть напряжение из-за постоянной угрозы заражения. Это длительная травмирующая ситуация, из которой мы будем выходить постепенно. Я надеюсь, что летом будет хорошая погода и это даст нам возможность восстановить истощенные психические ресурсы. 
 
Я считаю, что  государству нужно обратить особое внимание на тех, кто всю эпидемию работал с больными коронавирусной инфекцией, спасал их жизни в круглосуточном режиме. Эти люди - наш неоценимый человеческий и профессиональный ресурс и наша совесть, их нужно сберечь обязательно! Нужно создать специальные условия, чтобы они могли восстановиться после пережитого. Важно, чтобы медики почувствовали, что страна оценила их подвиг и готова им помочь.



28 мая 2020
10:48
Распечатать
Поделиться