Как Вы боретесь со стрессом?










 

Алексей Афиногенов: «Главный фактор риска – собственная невнимательность»

Алексей Афиногенов: «Главный фактор риска – собственная невнимательность» С ростом медицинских знаний увеличиваются и возможности врачей, что закономерно приводит к появлению новых специалистов в медицине. Так, год назад в составе  главных специалистов Минздрава России появился комбустиолог. Чем занимается этот специалист и как организована эта служба в Чувашии, «Медицинскому вестнику» рассказал главный внештатный комбустиолог Министерства здравоохранения Чувашии А.В. Афиногенов, заведующий ожоговым отделением БУ «Республиканская клиническая больница».
– Алексей Вячеславович, кто является пациентом комбустиолога?
– Этот врач оказывает медицинскую помощь лицам с ожогами различной этиологии: термическими (от кипятка или пламени), химическими и от поражения электричеством. Наша задача – лечить тяжелые ожоговые травмы и связанные с ними патологические состояния, в частности, ожоговый шок.
– Охарактеризуйте общую ситуацию с ожоговыми травмами в Чувашской Республике.
– В 2017 году ожоги получило 2073 взрослых человека, из них 974 ребенка.
Основная доля ожогов (77%) у взрослого населения приходится на трудоспособный возраст от 20 до 60 лет. Однако, в основном, это бытовые травмы. Доля производственных составила лишь 3,3% (по РФ – 4,7%). Отмечу, что в сравнении с 90-ми годами ХХ века, количество ожоговых травм, полученных на производстве, постепенно сокращается и в Чувашии, и в России в целом. Возможно, на это повлияло несколько факторов: ужесточившийся контроль за соблюдением техники безопасности на рабочем месте, модернизация производства и отчасти сокращение промышленности. 
У детей  наибольшее количество ожогов (52%) регистрируется в возрасте от 1 года до 3 лет. Чуть менее (34%) – в возрасте от 3 до 18 лет, и 14% – у младенцев до 1 года.
Несмотря на то, что количество детей, получивших ожоги, в три раза меньше, чем взрослых, именно дети превалируют в статистике получения специализированной стационарной помощи, так как они тяжелее переносят ожоговые травмы. В прошлом году стационарное лечение в ожоговом отделении прошли 459 детей и 414 взрослых.
Отмечу, что за последние 5 лет вырос уровень ожогового травматизма у детей до 3 лет. В какой-то мере этот показатель связан с повышением рождаемости в регионе, но основной причиной все-таки является отсутствие родительского контроля!
– Каков уровень летальности от ожогов в Чувашии по сравнению со среднероссийскими показателями, по­казателями ПФО?
– Общая летальность от ожогов по республике в 2017 г. составила 1,99%, по ПФО – 1,58%, по РФ – 1,36. Однако в ожоговых стационарах картина летальности иная. В Чуваши она составила 1,9% у взрослых и 0,29% у детей, в России – 6% и 0,6% соответственно. 
– Какие ожоги встречаются наиболее часто?
– Наибольшее количество ожогов и у детей, и у взрослых – это ожоги от кипятка (68,5%). На втором месте – от пламени (18,9%). Третье место разделяют химические ожоги и ожоги от электричества (12,6%). Добавлю, что у большинства наших пациентов фиксируются ожоги 2-3 степени с площадью поражения не более 10-20% поверхности тела.
– Какие меры принимаются в республике для развития службы?
– Наше отделение существует с 1978 г.  У истоков ожогового центра стоял его основатель Станислав Васильевич Захаров. Его высокий профессионализм позволил спасти жизнь многим людям. И эти традиции профессионализма в отделении сохраняются. Самое важное, что сумела сделать республика – это сохранить отделение в тяжелые постперестроечные годы, что смогли не все регионы нашей страны. 
В последние годы наше отделение получило новое оборудование, деньги на его покупку были выделены из республиканского бюджета. В отделение закуплены флюидизирующая кровать, аппарат искусственной вентиляции легких, аппарат для обработки пораженных костных фрагментов с осцелирующей пилой. Кроме этого, периодически закупаются модернизированные дерматомы – инструменты для взятия кожи.
– Каким образом организована работа комбустиологической службы Чувашии, какова ситуация с кадрами и койками?
– Служба выстроена как двухуровневая система оказания медицинской помощи лицам с ожогами. Первый уровень представлен хирургическими койками в центральных районных больницах и межрайонных медицинских центрах. Именно туда сразу же везут пострадавших пациентов.
Второй уровень представлен единственным в республике ожоговым отделением Республиканской клинической больницы. В нем развернуто 35 коек, из которых 10 – детские. В отделении работают 7 врачей, из них 4 специалиста имеют высшую категорию. Поскольку комбустиологии как отдельной специальности нет, в нашей команде – педиатр, хирурги, травматологи, анестезиолог-реаниматолог и терапевт. Все наши врачи прошли тематическое усовершенствование по термической травме и получили сертификат на право деятельности. 
– Каким образом главный специалист координирует деятельность всех специалистов?
– Поскольку ожоговое отделение – единственное в республике, проблем с координацией специалистов нет. Моя главная задача – организовать слаженную работу со специалистами смежных служб. Мы совместно на заседаниях республиканского общества хирургов обсуждаем текущие вопросы. Также координация с хирургами происходит и через Институт усовершенствования врачей, где на сертификационных циклах мы читаем лекции по ожоговой травме.
Очень тесно работаем с детскими реаниматологами РДКБ, при необходимости приглашаем их к себе для консультации сложных больных, выезжаем совместно в районы по линии санавиации. Взаимодействуем мы и со специалистами скорой медицинской помощи.
– Как у нас соблюдается современный стандарт лечения ожоговых травм, на что может рассчитывать профильный больной?
– Конечно, мы работаем согласно стандартам по оказанию помощи больным с термическими травмами, а также клиническим рекомендациям, разработанным и утвержденным обществом комбустиологов.
Пациенты получают комплексное лечение термической травмы: консервативно-медикаментозную терапию, оперативное и физиотерапевтическое лечение. Все методы направлены на профилактику последствий термической травмы, то есть на снижение рубцеобразования на месте ожога.
– Какие новые технологии, методики лечения, новые препараты появились в комбустиологии? Какого рода высокотехнологичную медицинскую помощь оказывают пациентам с ожогами в Чувашии?
– Из современных методов могу назвать раннюю некрэктомию поврежденных тканей. Она проводится сразу после стабилизации состояния пациента. Поврежденная кожа иссекается при помощи дерматома, а затем на место поражения накладывается здоровая кожа. Такой метод направлен на восстановление кожного покрова и профилактику рубцеобразования, кроме того, заживление раны идет на 8-12 дней быстрее, чем при консервативном лечении.
Более быстрому выздоровлению способ­ствует  флюидизирующая кровать. Она используется для пациентов с обширными – свыше 60-70% – ожогами тела, для которых любое прикосновение к ранам является болезненным. Эта кровать создает условия «невесомости» – пациент собственно лежит не на кровати, а над ней, приподнятый теплым потоком полустерильного воздуха, который подается снизу. Таким образом, предотвращается дальнейшее травмирование обожженной кожи поверхностью кровати. За год на такой кровати проходят реабилитацию 2-3 человека.
Высокотехнологичная медицинская помощь ожоговым больным заключается в оказании комплексного лечения, так что все нуждающиеся в ВМП получают ее в нашем ожоговом отделении.
– Каковы основные достижения в оказании помощи больным с ожогами?
– Раньше мы выполняли в год порядка 12-15 реконструктивно-пластических операций по поводу последствий термической травмы, то есть в связи с послеожоговыми рубцами. А в последние пять лет – не больше трех. Это связано с тем, что с применением новых методик лечения интенсивность рубцеобразования у пациента снижается.
– Каковы основные факторы риска ожоговых травм у нас в республике?
– Главный фактор риска – невнимательность. Это выражается в невыполнении, казалось бы, очевидных правил, таких, как неусыпный контроль за ребенком и строгое соблюдение его режима дня. Вот и получается, что малыши получают ожоги кипятком, сигаретами чуть ли не в ночное время, когда по всем правилам должны были уже спать. Такое безалаберное отношение родителей к своим детям сильно тревожит.
Еще один фактор риска – курение, особенно на фоне злоупотребления алкоголем, асоциальный образ жизни. Именно это часто приводит к пожарам со всеми вытекающими последствиями.
Следующие два связанных фактора – отсутствие у молодежи чувства самосохранения на фоне желания выделиться. Именно это заставляет подростков забираться ради селфи или получения адреналина на опасные для жизни объекты – на вагоны электропоездов, промышленные зоны, где они могут получить удар электричеством.
– Какая работа проводится для снижения риска возникновения травм?
– В основном, это просветительская миссия. С рассказами о том, как уберечься от подобных травм, наши врачи выступают на телевидении, радио и в прессе. И могу отметить, что после каждого появления таких публикаций в СМИ мы фиксируем снижение травматизма.
Поэтому обязательно в школах, в рамках уроков ОБЖ и на отдельных лекциях, посвященных здоровому образу жизни, нужно проводить профилактические беседы со школьниками, а также в колледжах и техникумах, да и в студенческой аудитории.
– Что ждет службу комбустиологии Чувашии в ближайшем будущем?
– Надеюсь, что к нам придут клеточные технологии, которые являются настоящим прорывом в науке. Пока эти методы высокотехнологичной медицинской помощи используются только в федеральных центрах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода.
Поясню, что на месте глубоких ожогов кожу можно восстановить только с помощью лоскутков своей же кожи, так как чужой эпидермис организм отторгает. Проблема в том, что при обширных термических ранах у пациента возникает дефицит собственных донорских ресурсов кожи. В таких случаях кожный лоскут перфорируется в шахматном порядке таким образом, чтобы его можно было растянуть словно сеточку и накрыть большую площадь пораженного участка. Пространство между сеточкой покрывают эмульсией, содержащей клетки кожи пациента – либо фибробласты, либо кератиноциты. С помощью такого покрытия происходит островковая эпителизация и минимизируется образование послеожоговых рубцов.
– Есть ли мифы о лечении ожогов, какие из них вы можете опровергнуть или подтвердить?
– Самое главное, и чуть ли не общее заблуждение – это то, что ожоги лечат мазями, маслами и жирами. В одно время особенно популярными были гусиный, барсучий и медвежий жир. Это абсолютно неверно, ведь подобные вещества обволакивают практически воздухонепроницаемой пленкой обожженную поверхность. Таким образом, тепловая энергия на месте ожога кумулируется и повреждает глубже лежащие ткани. Так что, грубо говоря, при таком «лечении» там, где был ожог первой степени, можно получить второй степени, а там, где второй – получить ожог третьей степени. И если смазанный мазями ожог, к примеру, зажил за 20 дней, то без мазей для выздоровления могло бы хватить и десяти.
– А какова правильная первая помощь при ожогах?
– Самое правильное и действенное, что можно сделать при получении ожога, – это как можно быстрее остудить обожженную область. При возможности – под проточной водой, либо прикладывать ткань, смоченную холодной водой, либо просто холодными предметами. Если поступить таким образом, то тепловая энергия травмированного ожогом участка будет нейтрализовываться, и в глубже лежащие ткани уже не пойдет.
Таким образом, площадь поражения не будет увеличиваться. Охлаждать желательно 30-40 минут, а затем просто наложить асептическую повязку. Но хочу заметить, что метод охлаждения можно применять, если пораженный участок не превышает 10-20% площади тела. Если травмирована большая площадь, то у человека уже нарушается терморегуляция, и такие меры по оказанию первой помощи неприемлемы. Это правило относится ко всем – взрослым, детям и пожилым людям.
– Ваши пожелания коллегам и пациентам?
– Коллегам желаю успехов и всегда оставаться на высоком уровне профессионализма. А всем гражданам я хочу пожелать быть внимательнее, любить и беречь себя и своих детей. Ведь любовь – это не только желание приласкать и дарить подарки, но и умение создавать вокруг себя и своих детей безопасную среду – как дома, так и на улице.
Подготовили Н. Володина, Е. Кириллова

Дата публикации: 29.03.18

Источник публикации: "Медицинский вестник"

В список публикаций
 
Нам важно ваше мнение!!!
зайдите сюда

(8352) 58-16-11

Телефон доверия:
(8352) 58-16-11
Интервью с главным внештатным специалистом хирургом Минздравсоцразвития ЧР И.Н. Абызовым